Metnn.ru

Строй портал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кто такой Виталий Мащицкий

Кто такой Виталий Мащицкий?

В 1993 г. Бородин уехал в Москву, став первым управляющим делами президента. Мащицкий к тому времени уже жил в столице несколько лет, хотя бизнес вел в основном в родном Иркутске: его «Сибмикс интернейшнл» поставляла древесину в Китай и Японию. Дружба переросла в деловое сотрудничество и помогла Мащицкому обзавестись просторным офисом в Москве. В 1996 г. его фирма на паритетных основах со структурой управления делами президента (УДП) создала компанию «Центринвестсервис», в которую управление внесло здание бывшего Госснаба рядом со ст. м. «Маяковская». Изношенное здание нуждалось в реконструкции, а денег у УДП не было, объясняет бизнесмен. В доме разместились офисы структур Мащицкого. Через два года «Центринвестсервис» провел допэмиссию, снизившую долю УДП до 23,9%.

В 2000 г. Бородин перестал быть управляющим делами президента, а спустя три года УДП через суд потребовало вернуть здание. Чиновники одержали победу, здание пришлось вернуть. Так было задумано с самого начала, суд — лишь механизм возврата, объясняет Мащицкий сейчас.

А в 1999 г. Мащицкому снова пришлось судиться из-за УДП. Швейцарская и итальянская прокуратуры подозревали, что Бородин и связанные с ним люди получили комиссионные от компаний Mabetex и Mercata за контракты на реконструкцию Кремля. Структура Мащицкого ABC Trading Establishment оказалась среди фирм, которым по цепочке поступали деньги от Mabetex: $7 млн ей перечислила замешанная в скандале Zofos Enterprises. Это были не откаты, а плата за приобретенные акции другой компании, доказал Мащицкий в судах. Тем не менее, жалуется он, его юристы вынуждены каждый раз показывать иностранным банкам полную папку с выигранными делами, доказывая, что обвинения заграничных прокуроров не имели оснований.

Нефтяной магнат

Как уверяет Мащицкий, заработанные за два года на древесине деньги заставили его обратить внимание на нефтяной рынок. Здесь его, можно сказать, ждали. «Пришел кто-то из нефтяников и пожаловался, что денег нет, ремонтироваться не на что, добыча падает. Мы договорились, что ремонтируем все оборудование, а все, что добывается из отремонтированной скважины, делится 50/50. Им было это удобно — денег они не вкладывали, нефть до нас не получали из этих скважин», — рассказывает Мащицкий. Кто именно пришел, он не помнит, замечая лишь, что это были люди уровня «начальника или главного инженера НГДУ».

В 1992 г. Мащицкий создал компанию «Росинвестнефть», которая занялась восстановлением нефтяных скважин на Самотлорском месторождении, получив взамен право на продажу нефти «Нижневартовскнефтегаза» (ННГ). Через три года правительство выделило компании ежегодную квоту в 2 млн т нефти ННГ в обмен на инвестиции в производство. За 15 месяцев «Росинвестнефть» успела вложить $159 млн в ремонт и восстановление оборудования, уверяет Мащицкий. К тому времени эта компания вошла в пятерку крупнейших экспортеров нефти.

В 1995 г. правительство создало Тюменскую нефтяную компанию (ТНК), включив в нее и ННГ, а через год продало госпакет (91%). Мащицкий участвовал в торгах, но проиграл альянсу «Альфа-групп» и «Реновы». «У меня уже было 9% ТНК, купил их у “Менатепа” Михаила Ходорковского. Плюс мы уже много инвестировали в компанию», — объясняет Мащицкий. Свой пакет он продал победителям.

Но отрасль Мащицкий не покинул, купив активы у одной из крупнейших частных нефтяных компаний того времени — «Сиданко». Входящий в ее состав крупнейший переработчик нефти на Дальнем Востоке — Ангарский нефтехимический комбинат (АНХК) был среди клиентов ННГ. Дела у предприятия шли плохо, и он задолжал компаниям Мащицкого $43 млн. Поэтому, когда «Сиданко» предложила Мащицкому купить дальневосточные активы — АНХК, Хабаровский НПЗ и 14 сбытовых компаний, тот сразу согласился. Покупка обошлась недорого, вспоминает бизнесмен, не называя точную сумму. Через пару лет он продал АНХК ЮКОСу Ходорковского «за несколько сотен миллионов долларов», а сбытовые компании и Хабаровский НПЗ — «Альянсу» Мусы Бажаева.

Деньги Мащицкий вложил в девелоперские проекты в Москве, став партнером братьев Александра и Шалвы Чигиринских в «СТ групп». «Я был инвестором и одновременно отвечал за управление и создание земельного банка», — рассказывает он, добавляя, что за его деньги на городских тендерах было куплено «довольно много участков». После кризиса 1998 г. он вышел из «СТ групп», забрав в счет оплаты своей доли пять зданий в Москве. С тех пор к ним добавились другие объекты недвижимости, и сейчас у структур Мащицкого 100 000 кв. м (см. врез).

После отставки Бородина с поста управляющего делами президента Мащицкий перебрался в Петербург. Здесь он пытался инвестировать в кино вместе с петербургским актером и продюсером Александром Поляковым и заниматься девелопментом с сыном директора Федеральной службы охраны Евгения Мурова Андреем. Но киностудия разорилась, а девелоперские компании были ликвидированы.

Ставка на алюминий

Одновременно Мащицкий занялся и алюминиевым бизнесом. Произошло это, по его словам, почти случайно: в 1997 г. его жена Ирина на одной из благотворительных вечеринок в Лондоне оказалась за одним столом с Эллой Краснер, женой Александра Краснера, гендиректора трейдерской Marc Rich Investment, входившей в одноименную группу Марка Рича. Вслед за женами познакомились и мужья.

В ноябре 1998 г. Краснер, к тому времени уволившийся из Marc Rich, неожиданно приехал к Мащицкому и Александру Чигиринскому в офис на Маяковской и попросил помочь в возврате украденных у него $2 млн: он перевел эти деньги за поставку алюминия обанкротившейся государственной компании «Цветные металлы и сплавы», владевшей Мценским заводом цветных металлов, но ничего не получил. Но Краснер умолчал о том, что именно в этот день его активы были заморожены лондонским судом по иску Marc Rich Investment. Бывший работодатель заподозрил нескольких менеджеров в многомиллионном воровстве. От Краснера трейдер требовал именно $2 млн.

Читайте так же:
Замедлители ускорители схватывания цемента

Чигиринский с Мащицким обещали договориться с внешним управляющим «Цветных металлов» о возврате денег. Все активы завода были выведены в новую компанию «Мценский алюминий», которую в конце 1999 г. отдали Краснеру в счет долга. Потом крупными акционерами завода стали также структуры Чигиринского и Мащицкого. В итоге Мащицкий и Краснер продали доли в заводе Чигиринскому, а Краснер смог вернуть долг Marc Rich, рассказывает Мащицкий.

После этого его сотрудничество с Мащицким расширилось. Выходец из Иркутска не знал, как строить бизнес на Западе, и не говорил по-английски, поэтому Краснер стал его проводником. Он выбирал и управлял, а Мащицкий инвестировал. Первый опыт был неудачным. Сначала партнеры потеряли до $6 млн на покупке двух IT-компаний. Потом знакомый Краснера, бывший трейдер Стефан Арнсвальд рассказал, что правительство Румынии по требованию Всемирного банка готовится приватизировать алюминиевые заводы в стране.

Мащицкий с Краснером решили участвовать в приватизации глиноземного завода Alro Slatina. Но необходимых денег у них не было, поэтому партнеры решили заняться постепенной скупкой акций у частных акционеров. Свои российские корни они скрыли: переговоры о приобретении акций вела сначала американская Marc International Corp, а позже — ее «дочка», английская Marco Acquisitions Ltd, отмечено в документах лондонского суда. Принадлежали обе структуры, конечно, Мащицкому и Краснеру. Они потратили два года на переговоры с румынскими чиновниками, банкирами и миноритариями предприятий. К 2000 г. цель была достигнута: Мащицкий и его партнер собрали почти 42% акций предприятия. А когда бизнесмен продал нефтяные активы, то купил на приватизационном конкурсе еще 10% акций Alro Slatina. Следом партнеры приобрели глиноземный завод Alum Tulcea и завод по выпуску продукции из алюминия Alprom, объединив их в холдинг Vimetco.

Краснер утверждал, что помог Мащицкому стать партнером «Газпрома». Их румынская компания Conef в 2002 г. стала поставщиком газа в страну. По версии Мащицкого, с «Газпромом» он стал работать по просьбе «турецких друзей» — чиновников, с которыми познакомился, поставляя в Турцию алюминий с румынских заводов. Они попросили заполнить трубу «Голубого потока», которая тогда работала на 30% мощности, установить одинаковые для всех потребителей цены, перечисляет бизнесмен. Дело пошло. До 2007 г. через Conef прошло 5 млрд куб. м газа, а в 2007 г. компания подписала с «Газпромом» контракт на поставку в 2010-2030 гг. 42 млрд куб. м газа.

В 2004 г. Краснер и Мащицкий разошлись. Краснер претендовал на 20% в Vimetco, но Мащицкий настаивал, что партнер должен был вложить в проект собственные средства. Лондонский суд в 2005 г. отказал Краснеру в претензиях на долю в Vimetco.

Спустя год Мащицкий поменял 15% акций Vimetco на небольшое алюминиевое производство в Китае и начал строить холдинг в этой стране. Инвестиции в проект, по его оценке, составили $3,3 млрд, из которых более трети были его собственные средства.

А этим летом совладельцем Vimetco стала жена друга Мащицкого — Михаила Шлосберга. Ее Castle Investment Fund Ltd получила 25% компании в обмен на реструктуризацию долга. История развивалась так. Мащицкий не смог выплатить кредит в $200 млн, взятый в 2010 г. на погашение долгов Vimetco, следует из материалов суда Лондона. Бизнесмена не устраивала капитализация холдинга на Лондонской фондовой бирже. Vimetco провела IPO в 2007 г., но после кризиса ее капитализация упала в 30 раз до $66 млн. Хотя только одна ее китайская «дочка» на Шанхайской бирже была оценена в $1,7 млрд. Мащицкий хотел провести делистинг в Лондоне и разместиться в Гонконге, но для этого требовалось вывести акции из-под залога в банках. Бизнесмен попросил у Шлосберга кредит в $200 млн на два года под 24% годовых.

Шлосберг $100 млн дал сам, а еще $100 млн занял у своего знакомого, украинского бизнесмена Виталия Гайдука. Деньги Мащицкий не вернул до сих пор, и теперь Гайдук требует миллионы в суде Лондона с Шлосберга. Шлосберг же отказывается, ссылаясь в том числе на то, что сам судится с Мащицким. Но из тех же материалов суда следует, что в июне этого года структуры Шлосберга и Мащицкого подписали соглашение о передаче доли в компании Castle Investment Fund. Мащицкий показал «Ведомостям» оригинал выписки, в которой указано, что акции уже переданы новому владельцу. Гайдук заявил суду, что считает эту сделку попыткой Шлосберга вывести активы из компании.

При этом дела Vimetco еще не наладились: в 2013 г. она получила $150 млн убытка при выручке в $2,2 млрд, ее обязательства оцениваются в $4,6 млрд.

Инвестиции в дружбу

Но самые масштабные проекты Мащицкий ведет с 2009 г. с госкорпорацией «Ростех». С ее гендиректором Сергеем Чемезовым «мы друзья еще с юности в Иркутске, с улицы, как говорится», рассказывает Мащицкий: «Вместе курили, ходили на танцы, как все подростки. Мы дружим всю жизнь». Мащицкий и Чемезов «действительно знакомы с молодости», говорится в ответе пресс-службы «Ростеха» «Ведомостям».

В 2009 г. «Ростех» для продажи и сдачи в аренду непрофильной недвижимости всех своих компаний учредил «дочку» «РТ — строительные технологии», бессменным председателем совета директоров которой стал Мащицкий. В собственности холдинга находится 30 млн кв. м недвижимости и более 400 000 га земли. В 2012-2013 гг. по запланированному объему выставленной на продажу недвижимости (243 здания в Москве площадью более 600 000 кв. м) компания вошла в пятерку лидеров наряду с РФФИ, департаментом имущества Москвы и Минобороны. Данные о результатах продажи компания еще не объявляла.

Читайте так же:
Что такое цементная система

Мащицкий — независимый директор «РТ — строительные технологии», сообщила пресс-служба «Ростеха». Госкорпорация создает новую систему корпоративного управления. Цель реформы — «способствовать повышению эффективности деятельности и инвестиционной привлекательности холдинговых компаний и других организаций» «Ростеха».

В 2010 г., когда «Ростех» решил заняться еще и производством цемента, топ-менеджеры компаний Мащицкого вошли в совет директоров Русской цементной компании, учрежденной госкорпорацией вместе с «Сибирским цементом» Олега Шарыкина. Мащицкий говорит, что уже вышел из этой сделки. То же самое сообщила и пресс-служба «Ростеха».

В мае 2011 г. «Ростех» заинтересовался бурятскими месторождениями нефрита, на которые приходится 90% разведанных запасов этого полудрагоценного камня, ценимого в Китае. Через год его структура получила лицензию на небольшой участок месторождения, а к владельцам основных участков — семейно-родовой эвенкийской общине «Дылача» зачастили проверяющие. По результатам проверок лицензию у общины в 2013 г. отозвали и временно передали Забайкальской горнорудной компании, контролируемой «Ростехом». Мащицкий возглавляет и ее совет директоров.

В 2011 г. VI Holding Мащицкого получила право на застройку 65 га в Тушине, рядом с недавно открывшимся стадионом «Спартака». Инвестиции в проект оцениваются в $2 млрд. В 2013 г. вице-президент «Лукойла», совладелец «Спартака» Леонид Федун сообщил РБК, что за компанией «Ви холдинг девелопмент» Мащицкого стоит «Ростех». С «Ростехом» ведутся переговоры о строительстве бизнес-центра, который мог бы стать новой штаб-квартирой для корпорации, говорит Мащицкий. Пресс-служба госкорпорации подтвердила лишь, что «проект проходит необходимые корпоративные процедуры».

Но самые большие планы на сотрудничество с «Ростехом» у бизнесмена все же не в России, а далеко за ее пределами. В августе 2014 г. министр горнодобывающей промышленности африканской республики Зимбабве Уолтер Чидаква сообщил, что VI Holding Мащицкого, «Ростех» и ВЭБ инвестируют $1,6 млрд в разработку месторождения платины в долине Дарвендейл — второго по запасам в мире. Это только первый этап, общие инвестиции в проект превысят $3 млрд, говорит Мащицкий. Ему и его партнерам с этого года принадлежит доля в Ruschrome Mining — СП с зимбабвийским правительством, владеющим лицензией на месторождение. У каждого участника по 50%. Лицензия будет переоформлена на компанию «Афромет», ее совладельцами и станут «Ростех» с ВЭБом.

«Ростеху» интересно развивать сотрудничество со странами Африки. Поэтому, когда предложили поучаствовать в разработке месторождения платины, «взвесили все риски и приняли положительное решение», сообщила пресс-служба госкорпорации. У «Ростеха» есть сильные предприятия, которые готовы экспортировать свои технологии и создавать совместные предприятия с зарубежными партнерами, поясняет пресс-служба. Впрочем, «говорить о каких-либо других проектах пока преждевременно».

Сибирский цемент

«Сибирский цемент» — российская цементная компания. Полное наименование — Открытое акционерное общество «Холдинговая Компания „Сибирский цемент“». Входит в пятёрку крупнейших производителей цемента в РФ (по данным за 2011 год). Лидер на рынке цемента в Сибирском федеральном округе (по данным 2011 года). Штаб-квартира — в городе Кемерово

Основной собственник «Сибирского цемента» Олег Шарыкин через принадлежащую ему компанию Сибконкорд контролирует 53,1% акций. Остальные 46,9% акций находятся в свободном обращении.

«Дочерние компании»

Президент — Георг Клегер

1. Шарыкин Олег Витальевич — Председатель Совета директоров
2. Шаповалов Виктор Владимирович
3. Георг Клегер
4. Синякова Елена Евгеньевна
5. Черепанов Владимир Степанович

Официальный сайт: http://www.sibcem.ru/

А.Муравьев выдвинут в совет директоров «Сибцема».

Экс-президент ОАО «Холдинговая компания «Сибирский цемент» Андрей Муравьев выдвинут акционерами в состав совета директоров холдинга. Эту информацию РБК подтвердил сам А.Муравьев.

Экс-президент холдинга «Сибирский цемент» Андрей Муравьев выдвинут в совет директоров

Акционеры ОАО «Холдинговая компания «Сибирский цемент» выдвинули экс-президента компании Андрея Муравьева в состав совета директоров холдинга, рассчитывая, что его опыт поможет компании вернуть свои былые позиции на рынке и улучшить финансовые показатели.

Два завода «Сибцема» сменят руководителей

ООО «Топкинский цемент» и ООО «ТимлюйЦемент» (входят в состав ОАО «Холдинговая компания «Сибирский цемент», «Сибцем», Кемерово) сменят руководителей, сообщает пресс-служба ХК.

Холдинг «Сибирский цемент» завоевал «золото» главной строительной выставки Сибири

«Сибцем» и входящие в холдинг комбинат «Волна» и «Сибирский бетон» представили свою продукцию на международной строительной и интерьерной выставке «СтройСиб». В этом году участниками престижного отраслевого мероприятия стали почти 800 компаний и 15 тысяч специалистов из 18 стран мира. Мероприятие второй год подряд проходит на самой большой выставочной площадке в СФО — «Новосибирск Экспоцентр», — сообщает Департамент по связям с общественностью Холдинговой Компании «Сибирский цемент».

«Сибирский цемент» продолжает сотрудничество с профильным технологическим университетом

«Сибирский цемент» продолжает развивать сотрудничество с Белгородским государственным технологическим университетом им. В. Г. Шухова. В феврале шесть студентов вуза проходили производственную практику в ООО «Красноярский цемент» (дочернее общество ОАО «ХК «Сибцем»).

ФАС запретила продажу 90% акций «Искитимцемента» ХК «Сибирский цемент»

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) РФ не разрешила проведение сделки по покупке холдинговой компанией «Сибирский цемент» 90% голосующих акций ОАО «Искитимцемент». Информация об этом была размещена на официальном сайте ФАС.

Цементная спесь. Удастся ли компании «Сибцемент» монополизировать цементный рынок Сибири?

В апреле стало известно о вероятном создании в Сибири крупнейшего цементного холдинга, который объединит активы компании «Сибирский цемент» и государства (в лице Ростехнологий) в этом регионе. Декларируемая цель проекта исключительно благая — защита отечественного рынка цемента от конкуренции с китайскими производителями.

Читайте так же:
Доля цемента приготовление раствора

Однако участники рынка выступают категорически против появления подобной структуры. По их оценкам, в этом случае «Сибирский цемент» прямо и косвенно будет контролировать более 90% рынка СФО, то есть станет на нем абсолютным монополистом. Но ударяться в панику и бить тревогу они не спешат, поскольку сомневаются, что холдинг действительно будет создан.

Инициатором проекта, по данным СМИ, выступил владелец холдинга «Сибирский цемент» Олег Шарыкин. В начале года он написал письмо на имя премьера Владимира Путина и замдиректора Департамента промышленности и инфраструктуры Правительства РФ Константина Королевского, в котором попросил обеспечить новую компанию «административно-финансовым ресурсом» и передать Ростехнологиям для включения в СП со стороны государства следующие государственные активы: 25,5% ОАО «Искитимцемент» (в собственности Росимущества) и 100% акций ОАО «СибНИИпроектцемент». Источник «СНИПа» в Правительстве РФ подтверждает, что такое письмо действительно было разослано и что Владимир Путин идею велел проработать. По его словам, премьеру мысль о развитии ГЧП в сфере производства цемента понравилась, и сейчас стороны договариваются о соотношении долей и структуре управления холдингом. Пока окончательное решение не принято, но согласно предварительной версии «Сибирский цемент» получит в новой компании 75%, а Ростехнологии — 25%. Или больше. «Возможно, правительство будет настаивать на увеличении своего пакета акций», — говорит чиновник.

«Мы не анонсировали проект, это была утечка информации из аппарата правительства», — призналась «СНИПу» пресс-секретарь «Сибирского цемента» Ольга Гулик. От более подробных комментариев она отказалась, связаться с Шарыкиным «СНИПу» не удалось.

Единство и борьба

Строго говоря, идея консолидации цементной промышленности в одних руках по региональному прин ципу не нова. В 2005-06 годах нечто подобное произошло в Центральном федеральном округе, когда компания «ЕВРОЦЕМЕНТ груп» за $800 млн приобрела цементные активы компании «Интеко».

В Сибирском регионе идея объединения предприятий цементного рынка тоже зрела давно. В регионе присутствуют два основных крупных игрока: РАТМ и «Сибирский цемент». Конкуренция между ними далеко не всегда носила мирный характер. «По расстояниям доставки рынок потребления цемента Сибири делится на две части, — рассказывает генеральный директор компании DSO Consulting Сергей Дьячков. — Рынок Западной Сибири (Омская, Томская, Кемеровская, Новосибирская области, Алтайский край и Республика Алтай) и Восточной Сибири (остальные территории СФО). И если на рынке Западной Сибири за клиентов исторически сражаются несколько производителей цемента, то в Восточной Сибири до 2008 года монопольная доля в потреблении (95% или более) принадлежала предприятиям, входящим в «Сибирский цемент».

Однако в последнее время «Сибцему» на востоке пришлось потесниться. Между ним и РАТМ возник очередной корпоративный конфликт за право владения предприятием «Ангарский цемент» (активы завода находились в совместном владении конкурирующих групп по соглашению, заключенному в октябре 2007 года: у РАТМ — 50,1% ООО «Ангарский цемент», у «Сибцема» — 49,9%, а в добывающей «дочке» завода — ООО «Карьер Перевал» — наоборот). До марта 2010 года «Ангарцемент» был в оперативном управлении «Сибирского цемента». Однако в марте РАТМ выиграла имущественный суд по «Ангарскцементу» («Ангарскцементу» была возвращена лицензия на добычу и имущество, принадлежащие «Карьер Перевалу») и перехватила оперативное управление заводом, став таким образом вторым крупным игроком на рынке Восточной Сибири. «Весной этого года, — рассказывает Сергей Дьячков, — между группами-конкурентами развернулась жестокая ценовая война, сузившая границы территориальных рынков (на волне разогрева рынка в 2006-08 годов высокие отпускные цены позволяли производителям цемента расширять зоны эффективной, то есть прибыльной доставки товара потребителям)».

Именно с этой неудачей и последовавшими за ней событиями эксперты и связывают появление у Олега Шарыкина идеи создания на территории Сибири крупнейшего цементного холдинга с госучастием. «Сибирский цемент» — после сорвавшейся сделки по приобретению турецких цементных заводов итальянской группы Italcementi, провалившихся планов по строительству на территории СФО цементных мощностей суммарной мощностью 10 млн тонн и потери контроля над «Ангарскцементом» и ООО «Карьер Перевал» — реанимировал идею создания крупнейшего холдинга в регионе и сделал это весьма виртуозно», — комментирует директор по маркетингу ООО «СМ Про» Евгений Высотский.

При этом стоит напомнить, что в прошлом году глава РАТМ Эдуард Таран попытался договориться с «Сибирским цементом» о сотрудничестве. В одном из своих интервью он даже заявил, что РАТМ и «Сибирский цемент» объединятся в течение семи лет. По его словам, подобная консолидация была бы очень эффективна, поскольку компании работают на одном региональном рынке. Однако Олег Шарыкин решил взять партнера понадежнее. «Холдинг «Сибирский цемент», видимо, посчитал идею консолидации цементных активов на территории Сибирского федерального округа достаточно привлекательной, но без участия РАТМ», — говорит Евгений Высотский. Естественно, теперь Эдуард Таран крайне недоволен тем, что консолидация рынка может состояться без него, занимать вторую позицию на монопольном рынке — совсем не то, о чем он мечтал. К тому же в случае альянса с Ростехнологиями «Сибирский цемент» получит явное административное преимущество над своим главным конкурентом, что может существенно ограничить для РАТМ рынки сбыта. «Участие государства в проекте решает несколько задач «Сибцема» — приоритетность проекта по строительству новых мощностей, административный ресурс и гарантированное финансирование», — отмечает Высотский. Иными словами, новый холдинг получит неограниченный доступ к сибирскому рынку госзаказа на строительство жилья.

Китай ни при чем

На сегодняшний день, по мнению экспертов, дела у «Сибцема» идут из рук вон плохо, компания испытывает кризис перепроизводства продукции, а основной конкурент — РАТМ — усиливается на глазах. «Главная беда «Сибирского цемента» состоит в отсутствии адекватного управления бизнесом, — уверен Сергей Дьячков. — Столкнувшись со всевозможными трудностями, собственникам «Сибирского цемента» пришлось проститься с иллюзиями, в том числе и о строительстве и приобретении новых цементных заводов. Осознавая уровень проблем, они и пришли на поклон к Ростехнологиям, где их уже ждали всеядные менеджеры этой госкорпорации».

Читайте так же:
Методы очистки цементной пыли

Естественно, прямо написать о трудностях холдинга в письме премьеру Олег Шарыкин не мог. И он придумал грамотный и оригинальный подход. В Сибири уже долгое время говорят об угрозе китайской экспансии. Цементники из Поднебесной действительно занимают некоторую долю рынка Сибири, поставляя на него дешевый низкокачественный цемент. Российские производители в силу ряда объективных причин не могут предлагать цену, сопоставимую с китайской. Именно на это и сделал акцент Олег Шарыкин. Он пишет, что создание цементного холдинга с госучастием на базе его активов позволит противостоять экспансии соседа и сделает цены на российский цемент более конкурентными за счет снижения издержек.

Вот как комментируют данный тезис другие участники рынка. «Предлагаемый по инициативе «Сибирского цемента» проект создания цементного холдинга на основе частно-государственного партнерства представляет собой подмену декларируемых целей защиты отечественного рынка цемента от внешней конкуренции и развития производства цементного оборудования в России», — говорит генеральный директор завода «Искитимцемент» Сергей Семенов. «Конкурировать с китайским цементом, чья себестоимость может составлять до 20$, российские производители не в состоянии. Удержать нынешнюю конъюнктуру рынка можно только за счет стоимости транспортировки и введения пошлин», — комментирует гендиректор ООО «БазэлЦемент» Дмитрий Савенков. «Противостояние китайской экспансии в регионе, конечно, очень благородная цель, — добавляет Евгений Высотский из ООО «СМ Про», — однако средство ее достижения — полный абсурд, так как формирование монопольного игрока приводит к повышению цен и, как следствие, увеличению объемов импортного цемента. Основная цель создания холдинга с участием Ростехнологий заключается для «Сибирского цемента» в возможности реализации собственных планов по строительству новых мощностей и укреплении доминирующего положения на рынке цемента СФО». «Дело не в «китайской угрозе», а в низкой предпринимательской квалификации собственников холдинга «Сибирский цемент», — согласен Сергей Дьячков. — Что касается квалификации Ростехнологий — достаточно вспомнить деятельность этой государственной корпорации на АвтоВАЗе».

Между тем, по информации Сергея Семенова, предложенный «Сибирским цементом» проект рассматривается Минпромторгом России, Минрегионом России, Минэкономразвития России, Федеральной антимонопольной службой с привлечением ГК «Ростехнологии». «Он уже получил предварительное одобрение у ряда руководителей этих ведомств на основе представленных «Сибцемом» ложных сведений, без должного изучения проблемы и без привлечения экспертного сообщества в лице «Союзцемента», –говорит гендиректор «Искитимцемента».

Куда же смотрит ФАС? Пока служба не выдала свою резолюцию относительно этого альянса, а источник «СНИПа» в ведомстве утверждает, что риски появления монополии велики и служба будет внимательно изучать перспективы альянса. От более подробных комментариев представитель ФАС отказался.

Операция «Монополизация»

Какова вероятность, что цементный монополист в Сибири будет создан? Сергей Дьячков из DSO Consulting утверждает, что сделки не будет: «Это мой личный прогноз на основе здравого смысла. Государство не отдаст Ростехнологиям 25,5% ОАО «Искитимцемент». Кроме того, я думаю, что ряд предприятий ХК «Сибирский цемент» будут в течение двух лет переданы (за деньги или за погашение долгов) новым владельцам (другим участникам цементного рынка), что также будет препятствовать сделке».

По словам Сергея Семенова, создание цементного холдинга на основе ГЧП, в котором контрольный пакет акций будет принадлежать частной компании «Сибирский цемент», а государству в лице ГК «Ростехнологии» — блокирующий пакет акций, нецелесообразно. «Участие государства в конкурентном секторе экономики вызывает большое сомнение, — продолжает он. — Цементная промышленность РФ представлена 52 частными предприятиями, часть из которых принадлежат международным транснациональным корпорациям цементной отрасли. Ключевые руководители Правительства РФ неоднократно высказывали мнение о необходимости снижения доли государства в экономике по мере завершения финансового кризиса и стабилизации ситуации на международном рынке».

«Вмешательство государства в цементный рынок повышает риск пересмотра правил игры, — соглашается с коллегами Гарет Баббз, генеральный представитель Holcim в странах СНГ и Каспийского региона. — И тут важно, какую долю в этом холдинге оно будет занимать. Мировая практика показывает, что наиболее эффективно развивается тот бизнес, где для всех игроков установлены общие правила, а госучастие ограничивается созданием и контролем этих правил, но никак не прямым вмешательством». Правда, Баббз не считает появление такого совместного предприятия абсолютным злом: «Создание цементного холдинга на территории Сибири и Дальнего Востока стратегически важно, как для региона, так и для экономики страны в целом. Ни для кого не секрет, что в настоящее время цементный рынок стал локальным, так как транспортная составляющая является решающим аргументом в пользу того или иного производителя».

Евгений Высотский, напротив, полагает, что если сделка все же состоится, то последствия у нее будут самые худшие. «Вероятность альянса «Сибирского цемента» и Ростехнологий высокая. При этом, с учетом отсутствия профессионализма госкорпораций в реализации проектов в цементной отрасли, подобное предприятие может быть эффективным с точки зрения бизнеса отдельно взятой компании, но никак не рыночным, так как консолидация активов в руках одного игрока уничтожает всю конкуренцию».

Но, похоже, чиновники думают по-другому. Единственная серьезная надежда конкурентов «Сибирского цемента» в том, что сторонам не хватит профессионализма, чтобы договориться. «Все равно толку из этого альянса не будет. Даже если сделка Шарыкина и Чемезова состоится. Ни тот ни другой не являются истинными рыночниками — оба могут зарабатывать лишь на отсутствии конкуренции», — резюмирует Сергей Дьячков.

Читайте так же:
Расход цемента при устройстве стяжки

Комментарий:

СЕРГЕЙ СЕМЕНОВ, генеральный директор ОАО «Искитимцемент»:

«В создаваемый цементный холдинг государству посредством Ростехнологий предлагается передать в качестве имущественного взноса 25,5% пакета акций ОАО «Искитимцемент» и 100 % ОАО «Сибниипроектцемент». При этом оно получит всего лишь блокирующий пакет акций. Контрольный же пакет будет принадлежать ОАО «ХК «Сибирский цемент», который внесет права на разработку трех месторождений сырья с сомнительной рыночной ценностью и юридическим статусом. Принадлежащие ОАО «ХК «Сибирский цемент» цементные активы в создаваемый холдинг передавать не планируется. По предварительным экспертным оценкам, неэквивалентность обмена более чем десятикратная, то есть сделка ведет к прямому ущемлению госинтересов.

Предлагается строительство новых цементных заводов по месту расположения месторождений сырья в Бурятии и Кемеровской области. При этом источник средств для реализации заявленных проектов не прописан. Кроме того, результатом реализации предлагаемых инвестиционных программ будет не восполнение прогнозируемого дефицита рынка в СФО, а неизбежное закрытие действующих цементных заводов — конкурентов «Сибцема»: Ангарского цементного завода (Иркутская область), Кузнецкого цементного завода (Кемеровская область), «Алцема» (Алтайский край), а также частичное сокращение мощности «Искитимцемента» (Новосибирская область). Без работы останутся около 5 тыс. сотрудников указанных предприятий, которые являются градообразующими.

В результате создания СП «Сибирский цемент» прямо и косвенно будет контролировать более 90% рынка СФО (на текущий момент его доля достигает 50%), а это неизбежно приведет к заметному удорожанию цен на цемент в регионе — минимум на 20-30%».

Западные компании обратились к президенту России с просьбой сдержать коррупцию

Западные компании, ведущие бизнес в России, часто судятся с их бывшими российскими партнерами. Как передает Reuters , по статистике, составленной RUXX, более 75% судебных решений в России принимаются не в пользу западных компаний, за пределами Москвы этот процент еще выше. Несколько крупных корпораций обратились к российским лидерам, чтобы привлечь их внимание к возможным «управляемым» судебным решениям.

Italcementi, один из крупнейших мировых производителей цемента ожидает рассмотрения в Высшем арбитражном суде его спора с российским «Сибирский цемент» по поводу возвращения 50 млн евро обязательств, переданных в качестве предоплаты за покупку турецких активов итальянской компании. Несмотря на то, что у итальянской компании есть право удержать депозит, ее заявление несколько раз было отклонено российским судом.

В 2008г. «Сибцем» выиграл на аукционе по покупке активов Italcementi в Турции за 850 млн долл. Сделка была утверждена советом директоров и общим собранием акционеров «Сибцемента», компания заплатила итальянцам комиссию по обязательствам в 50 млн евро. Однако основной собственник «Сибирского цемента» Олег Шарыкин решил отказаться от сделки, отменив решение совета директоров и собрания акционеров. О.Шарыкин подал в суд на Italcement, чтобы вернуть комиссию по обязательствам, российские суды трижды поддержали его требование , в том числе при рассмотрении апелляций, без особого внимания к доказательствам.

Итальянская компания попросила новоизбранного российского президента Владимира Путина вмешаться в дело, когда оно дойдет до высшей инстанции. «Это не стало большим сюрпризом», — заявил аналитик RUXX Илья Лушников. «На О.Шарыкина сейчас работают Валерий Бодренков – бывший замглавы кемеровского УФСБ, и Ольга Кондрашова — бывший заместитель председателя арбитражного суда. Итальянская компания попала в типичную для России ситуацию, когда правовой спор становится битвой политических влияний. У Italcementi нет шансов победить в суде, и их обращение к президенту является разумным шагом».

«За последние несколько месяцев произошел значительный отток капитала из России на фоне снижения желания рисковать. Юридические и политические риски в России высоки. Во многом причиной этого являются «теплые отношения» между судом и владельцами российских компаний. В целом коррупционный риск — один из главных рисков для ведения бизнеса в России», — добавил И.Лушников. — Скоро например, будет рассматриваться еще один иск о назначении генерального директора «дочки» «Сибцема» ОАО «Ангарскцемент». Большое количество исков – это репутационная проблема для российской компании. Мы считаем, что большинство иностранных инвесторов будут выводить капиталы из России, если президент не обратит внимание на призывы Italcementi и других компаний».

Индекс RUXX, рассчитываемый агентством Dow Jones, отслеживает российские акции, торгуемые за рубежом, за последние 2 месяца он упал на 14%.

Вот что прокоментировал Директор по связям с общественностью ОАО «ХК «Сибцем» Дарья Юрьевна Мартынкина:

1. Italcementi Group не участвует в судебных спорах с ОАО «ХК «Сибцем» вообще, и в частности – в разбирательствах, связанных возвращением задатка в сумме 50 млн. евро, выплаченного «Сибирским цементом» в 2008 году французской Ciments Français по договору о покупке турецких цементных активов. Более того, Italcementi Set Group не является стороной данного договора.

2.Italcementi Group выпустила пресс-релиз, в котором слухи о ее контактах с российскими властями названы «ложными и безосновательными». Более того, компания оставляет за собой право преследовать по закону того, кто эти слухи распространяет.

3. Интерпретация истории судебного спора между ОАО «ХК «Сибцем» и Ciments Français отражает в довольно оскорбительной и искаженной форме позицию лишь одной из сторон данного разбирательства. 4. Комментарий «аналитика RUXX Ильи Лушникова», приведенный в публикации, не только содержит голословные обвинения в коррупционных действиях в адрес топ-менеджеров «Сибирского цемента», российских и зарубежных судебных органов, но и недостоверную экономическую информацию. Так, ОАО «Ангарскцемент» не является «дочкой «Сибирского цемента». В реальности ОАО «ХК «Сибцем» является держателем 29,9% акций ОАО «Ангарскцемент».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector